Search

Войны Роз. Часть 36-я. В борьбе за трон все средства хороши 2024-06-16 19:51:03

Продолжение. Предыдущую публикацию можно прочесть ЗДЕСЬ

Коронация Эдуарда Вестминстерского, окончательно утвержденная и назначенная Королевским советом на 22 июня 1483 года, так и не состоялась, хотя ещё за две недели до намеченного торжества ничего не предвещало подобного развития событий.

Добропорядочные англичане с нетерпением ожидали, когда принц Уэльский будет официально объявлен Эдуардом V, а в столице и во всех крупных городах королевства начнутся обязательные в таких случаях увеселительные мероприятия, торжества и угощения народа за счёт казны. Абсолютно неожиданно все эти радужные ожидания и чаяния оказались перечёркнутыми.

Всё началось с того, что на очередном заседании Королевского совета, состоявшемся 9 июня, Роберт Стиллингтон – епископ Батский и Уэльский, неожиданно для всех присутствующих сделал шокирующее заявление. Высокопоставленный священнослужитель заявил, что ещё до женитьбы Эдуарда IV на Элизабет Вудвилл, лично он – Роберт Стиллингтон, стал свидетелем помолвки короля с леди Элеонорой Батлер (Ботелер), дочерью Джон Толбота, 1-го графа Шрусбери.

Суть истории, изложенной епископом Бата и Уэльса, заключалась в следующем. В 1463 году 21-летний Эдуард IV познакомился с 27-летней Элеонорой Толбот. К тому моменту она успела побывать замужем за лордом Томасом Батлером, став вдовой после его смерти. Пылкий и страстный монарх, как это часто с ним случалось, вознамерился леди Батлер сделать своей любовницей. Однако та неожиданно воспротивилась.

В порыве страсти, вожделения и сексуального влечения неосмотрительный король-Йорк неоднократно совершал разного рода поступки, имевшие далеко идущие последствия. Вот и на этот раз он поклялся Элеоноре, что обязательно вскоре женится на ней в присутствии Роберта Стиллингтона. В знак доказательства серьёзности своих намерений Эдуард IV попросил епископа провести церемонию помолвки и даже (как позже утверждала молва) обсудил с ним и своей невестой предварительные условия брачного договора.

Со слов того же Роберта Стиллингтона, государь, добившись своего, «длительное время делил с леди Элеонорой ней постель, но и в мыслях не держал выполнять своё обещание, касающееся женитьбы». Поведение похотливого и сладострастного монарха вполне понятно, однако, с точки английской юриспруденции и семейного права той эпохи, клятва – публичное обещание жениться, принесенная в храме в присутствии священнослужителя, а также факт свершившейся помолвки имел силу законного предварительного брачного контракта и де-юре приравнивался к браку. Это положение касалось всех, без исключения англичан, даже короля.

Таким образом, получалось, что Эдуард IV в случае правоты слов Роберта Стиллингтона де-факто становился двоежёнцем, а второй его брак, заключенный в Элизабет Вудвилл терял законную силу. Перед нами тот самый редкий случай, когда известный афоризм «Обещать – это не значит жениться на самом деле» не подтвердил свою правоту и многолетнюю статистику.

Разумеется, никто не собирался осквернять память недавно почившего Эдуарда IV, обвиняя его в многожёнстве, соблазнении достойной вдовы и не исполнении клятвы, данной в стенах церкви. Заявление епископа Бата и Уэльса было направлено исключительно против династических прав королевы Элизабет и её детей, рожденных от Эдуарда IV.

Раскручивая всю цепь юридических и внутригосударственных последствий заявления Роберта Стиллингтона, в итоге получалась следующая ситуация. Раз покойный король был женат на Элеоноре Батлер в момент заключения брака между Элизабет Вудвилл и Эдуардом IV, то этот второй брак де-факто и де-юре становился недействительным.

Получалось, что Элизабет, хоть и прожила с Эдуардом IV почти 19 лет, родив ему 10 детей, эта связь относилась к разряду внебрачной, то есть незаконной. Таким образом, сама Элизабет Вудвилл не может считаться законной женой правителя Англии, а следовательно, она не имеет право именоваться королевой и пользоваться всеми привилегиями и правами, прилагающимися к этому высочайшему статусу.

Но это было ещё полбеды. Все дети, рожденные Элизабет от Эдуарда IV, автоматически попадали в разряд незаконнорождённых – бастардов, даже несмотря на то, что король официально признал факт своего отцовства всех своих сыновей и дочерей. И вот конечный итог всей этой длинной, «мутной» и запутанной истории. Раз брак Элизабет Вудвилл и Эдуарда IV незаконный, а все их общие дети – бастарды, то и Эдуард Вестминстерский также является незаконнорожденным, то есть он не имеет права ни на один из своих титулов, а главное – не может ни при каких обстоятельствах претендовать на английский трон.

Следует сразу же отметить, что никаких письменных и документальных свидетельств членам Королевского совета Роберт Стиллингтон не представил. Не было также никаких других свидетелей, которые могли бы подтвердить его слова. Доказательства существования помолвки (предварительного брачного договора) Эдуарда IV и леди Элеоноры Батлер, согласно версии «ричардианцев» – сторонников и защитников Ричарда Глостера, имелись и были представлены на рассмотрение ассамблеи лордов. Позже – в эпоху правления династии Тюдоров все эти документальные свидетельства были уничтожены.

В связи с заявлением Роберта Стиллингтона возникают два вопроса: случайно ли он оказался на Совете, и почему молчал обо всё раньше? Конечно же, на заседание Королевского совета епископа-обличителя пригласил герцог Глостерский. Однозначно, они неоднократно виделись ранее, тщательно продумав и отрепетировав речь Стиллингтона, предусмотрев возможные нюансы и непредвиденные варианты развития ситуации.

Что касается длительного молчания, то священник сослался на волю покойного Эдуарда IV, который не хотел предавать огласке неблаговидные дела своей ветреной юности. Теперь же, когда речь зашла о законности престолонаследия – важнейшем аспекте государственной власти, епископ принял решение нарушить свой обет молчания.

Разобраться в произошедшем, однозначно, помогли бы показания главных фигурантов дела о тайной помолвке и брачном контракте. Однако Эдуард IV скончался два месяца назад, а Элеонора Батлер гораздо раньше – летом 1468 года. Окончательный вердикт по делу о двоежёнстве усопшего монарха предстояло принять специально собранной по этому поводу ассамблеи лордов, а пока на основании имеющихся фактов коронация Эдуарда Вестминстерского была отложена на неопределенный срок.

Упомянутая ассамблея лордов единогласным решением признала полную правоту и истинность слов Роберта Стиллингтона. На основании данного решения вскоре вдовствующая королева изменила свой статус, превратившись в «леди Элизабет Грей», а все её дети, рожденные от Эдуарда IV, были официально признаны внебрачными и не имеющими прав на титулы, права, владения и имущество, полученные при жизни своего отца-монарха.

Эдуард Вестминстерский лишался всех пяти своих титулов – принца Уэльского, герцога Корнуольского, а также графа Марча, Пембрука и Честера. Старший бастард Эдуарда IV исключался навсегда из списка претендентов на английскую корону и более не являлся наследником трона. Ричард Шрусбери был лишён титула герцога Йоркского, а также окончательно и навсегда исключен из порядковой очереди престолонаследия.

Возможно, кто-то из читателей задастся вопросом: неужели в несовершенном английском законодательстве нельзя было найти какой-нибудь лазейки, чтобы переиграть ситуацию в пользу Эдуарда Вестминстерского!? Ведь короли, принцы крови и члены королевской семьи, начиная с периода правления узурпатора Генриха IV Болингброка, только и делали, что «перекраивали законы под себя» и по собственному усмотрению, а члены Королевского совета, лорды Великого баронского совета и заседатели Парламента преспокойно утверждали эти акты, придавая им законодательную силу.

Подобная лазейка, разумеется, имелась. Это даже была не потайная лазейка, а полноценный запасной ход. Вот, какой комментарий по этому поводу приводит Вадим Георгиевич Устинов – отечественный историк, биограф Ричарда Глостера и специалист по истории Средневековой Англии:

«Обсуждать правдивость заявления епископа Батского не имеет смысла. Брак Эдуарда IV с Элизабет Вудвилл в течение многих лет признавался de facto всеми лордами королевства, хотя и неохотно. Если бы единственным препятствием на пути Эдуарда V к трону была предполагаемая незаконнорожденность, то Парламент имел полную власть своим актом объявить его законным наследником. Так, собственно, произошло 75 лет спустя, когда на престол вступила королева Бесс – Елизаветы I. Суть проблемы состоит в том, что лорд‑протектор Ричард Глостерский не желал, чтобы 12‑летний Эдуард стал королем, и поэтому не вынес вопрос на рассмотрение Парламента»[1].

С точки зрения традиционной британской (да, пожалуй, и мировой) исторической науки герцог Глостер с момента смерти своего старшего брата Эдуарда IV, а возможно ещё раньше, вынашивал планы по захвату королевской власти. Полномочия Лорда-протектора и статус защитника Английского королевства не удовлетворял честолюбие и далеко идущие амбиции Ричарда, поэтому стал инициатором – автором, разработчиком, «кастинг-продюсером» и главным режиссером истории, связанной с разоблачительным заявлением Роберта Стиллингтона.

«Ричардианцы» (или как их ещё называют – ревизионисты) настаивают на том, что в действиях герцога Глостерского в отношении своего племянника-бастарда не было злого, преднамеренного и заранее спланированного крамольного заговорщического умысла. Дескать, действительно Ричард, а также члены Королевского совета и ассамблеи лордов воочию видели (читали и лично ознакомились) с некими письменными свидетельствами законности брака между Эдуардом IV и Элеонорой Батлер.

Ряд авторов выдвигают версию о том, что вне зависимости от наличия этих пресловутых доказательств незаконности брака Эдуарда IV и Элизабет Вудвилл, герцог Глостерский искренне верил словам епископа Бата и Уэльса, не сомневаясь в его честности, порядочности и строжайшем соблюдении обета священнослужителя, которому в числе прочего надлежало всюду и всегда «говорить одну только правду и ничего кроме правды». Иными словами, речь идёт о таком юридическом понятии, как искреннее заблуждение (если таковое имело место), а сам Ричард Глостер действовал исключительно в рамках тогдашнего законодательства.

Какая из двух версий – традиционная или ревизионистская выглядит предпочтительнее, решать Вам, уважаемые читатели. Однако достоверности, логики, правдоподобия и сермяжной правды эпохи «Войн Роз» гораздо больше в первой версии. Примечательно, что в тюдоровскую эпоху, когда Ричарда Глостера стало модно обвинять во всевозможных злодеяниях, грехах, преступлениях и кознях, имя Элеоноры Батлер не упоминалось вовсе.

Томас Мор и другие историки тюдоровской эпохи Эдуарду IV приписывали длительную любовную связь с некой Элизабет Люси, которую по совокупности эпитетов можно охарактеризовать, как очень красивую и привлекательную, но весьма распутную особу. Если верить сведениям того же Мора, то Элизабет Люси родила от короля девочку. Однако и сама любовница, и её мать под присягой подтвердили, что Эдуард IV не давал Элизабет Люси обещаний жениться на ней[2].

Многое прояснить в запутанном брачном деле короля-Йорка мог бы оригинальный текст парламентского акта Titulus Regius, официально признававшего недействительным и незаконным брак Эдуарда IV и Елизаветы Вудвилл. Однако данный акт Titulus Regius также был уничтожен в эпоху правления династии Тюдоров.

Английский историк Джордж Бак (работавший в государственных архивах в первой четверти ХVII века) утверждал, что нашёл единственную сохранившуюся копию Titulus Regius. Со слов Бака, ему удалось установить, что предварительная договорённость о браке Эдуарда IV Элеоноры Батлер действительно существовала.

Как бы то ни было на самом деле, но главным и во многом судьбоносным последствием заседания Королевского совета 9 июня 1483 года стала радикально измененная последовательность престолонаследия Йоркской династии. Поскольку все сыновья Эдуарда IV и Елизаветы Вудвилл оказались с точки зрения закона бастардами, то в очереди претендентов за английской короной произошли существенные подвижки.

Некогда многочисленное мужское представительство правящего дома Йорков теперь в свете последних событий сократилось всего до двух легитимных представителей, имеющих право претендовать на королевскую власть. Речь идёт о Ричарде Глостере и его единственном малолетнем сыне – Эдуарде Мидлхэмском (Миддлгемском), графе Солсбери, рожденном в браке с Анной Невилл. Как говорится, угадайте, кто будет следующим королём Англии из числа оставшихся претендентов.

Следует обязательно отметить, что у правящей династии Йорков имелся ещё один потенциальный претендент на корону. Речь идёт о восьмилетнем Эдварде Плантагенете – старшем сыне мятежного герцога Кларенса, рожденном в браке с Изабеллой Невилл. У Джорджа и Изабеллы был ещё и совместный младший сын – Ричард, который умер в младенческом возрасте.

Эдвард Плантагенет на четвёртом году своей жизни указом Эдуарда IV был лишён всех титулов, наследных прав, земельных владений и имущества в связи с государственной изменой его отца, которого, как известно, казнили за мятеж и клевету в адрес короля, утопив по его же собственной просьбе в бочке с мальвазией. Незадолго до своей кончины Эдуард IV сжалился над своим племянником, позволил ему носить титул, унаследованный со стороны матери – 17-го графа Уорика.

Как вы уже догадались, Эдвард Плантагенет приходился внуком знаменитому Ричарду Невиллу – «Делателю королей». Впрочем, милость монарха была условной, поскольку Эдварду вернули лишь один из многочисленных титулов деда, который также был в своё время обвинён в тягчайшей государственной измене, подвергнут процедуре аттинктуры с полной конфискацией всех владений и всего имущества.

Сын герцога Кларенса именовался 17-м графом Уориком, но владения отцовские и дедовские, а равно недвижимость и финансы, им принадлежавшие ранее, он так и не получил. Будучи сыном и внуком государственных преступников и изменников, официально не прощёных и не амнистированных, Эдвард Плантагенет, согласно тогдашним законам, не мог претендовать на престол точно также как его кузены-бастарды.

Затевая многоходовую комбинацию с устранением бастарда Эдуарда Вестминстерского из числа претендентов на корону, герцог Глостерский, бесспорно, сильно рисковал. Опасаясь вероятного активного противодействия со стороны членов Королевского совета, влиятельных лордов или государственных деятелей, Ричард на следующий же день – 10 июня спешно отправил гонцов в северные графства с приказанием для своих верных людей срочно собрать имеющихся в наличии воинов и вести их в Лондон.

В свою очередь герцог Бекингем отправил своих гонцов в собственные владения и Уэльскую марку с аналогичным приказом – срочно мобилизовать и вести к столице всех боеспособных солдат и ополченцев. Подобные действия без утверждения их Королевским советом могли трактоваться как подготовка вооруженного захвата власти. Однако у Ричарда Глостера имелась веская причина вооружаться.

Как и прежде, он прибегнул к проверенному средству, публично обвинив королеву Элизабет, её родственников и приверженцев в покушении на свою жизнь. Таким образом, сбор войска был всего лишь мерой противодействия «негодяям Вудвиллам», что до сих пор не отказались от своих преступных намерений в отношении физического устранения Лорда-протектора.

Впрочем, столь радикальные и потенциально опасные меры, как сбор войск и дальнейший поход их на Лондон не понадобились. Никто из представителей знати, высокопоставленных чиновников и государственных сановников не выступил открыто против действий Ричарда, носивших явно узурпаторский характер.

Никто не воспротивился и тому, что герцог Глостерский стал инициатором того, что в Тауэр «для надёжной защиты, охраны и надлежащей опеки», а также для окончательного выяснения своего нынешнего статуса был помещён и младший сын Эдуарда IV – Ричард Шрусбери. Таким образом, оба принца-бастарда, рожденных от внебрачной связи Эдуарда IV и Элизабет Вудвилл, находились под полным контролем Ричарда.

Подводя предварительный итог главных и последовательных мероприятий Ричарда Глостерского, направленных на захват высшей королевской власти (будем называть вещи своими именами), очень уместно будет привести комментарий Елены Давыдовны Браун – кандидата исторических наук, доцента кафедры всеобщей истории РГГУ, специалист в области истории средневековой Англии и ведущего российского современного биографа герцога Глостера:

«Защитники Ричарда полагают, что он узнал о своих правах на трон где-то в середине июня и лишь после этого замыслил государственный переворот. Такова официальная версия, предложенная самим протектором. Думается, в данном случае чрезмерная доверчивость неуместна. Решительный поворот в политике Глостера наступил уже к 10 июня. Причин к тому могло быть несколько. Самое банальное и очевидное – Ричард Глостер не выдержал испытание властью. Она оказалась слишком приятной, слишком притягательной, и герцог не смог отказаться от искушения стать королём.

Не стоит забывать и том, что будущее Ричарда как протектора было туманным. Постоянно возникающие заговоры, необходимость считаться с мнением других участников Королевского совета – всё это практически гарантировало продолжение борьбы. К тому же Эдуард V был достаточно взрослым, чтобы через несколько лет оказывать существенное влияние на политику»[3].

[1] - Устинов В. Г. Войны Роз. Йорки против Ланкастеров. – М.: Вече, 2012. С. 289-290.

[2] - История Ричарда III // Мор Т. Утопия. Эпиграммы. История Ричарда III. – Изд. 2-е испр. и доп. – М.: Научно-издательский центр «Ладомир»; «Наука», 1998. С. 283.

[3] - Браун Е. Д. Ричард III и его время. Роковой король эпохи Войн Роз. – М.: Вече, 2016. С. 239.

ПОЛНОСТЬЮ ЦИКЛ ПУБЛИКАЦИЙ «Войны Роз» МОНЖО ПРОЧЕСТЬ ЗДЕСЬ:

Часть 1-я. Ланкастеры начинают игру престолов

Часть 2-я. Нарастающий кризис правящей династии

Часть 3-я. Бедный, бедный Генрих VI…

Часть 4-я. Взлёты и падения Ричарда Йоркского

Часть 5-я. Первая битва при Сент-Олбансе

Часть 6-я. Развенчание укоренившихся стереотипов

Часть 7-я. Напряжённое затишье

Часть 8-я. Непредсказуемые зигзаги колеса фортуны

Часть 9-я. Победоносное возвращение изгнанников

Часть 10-я. Смертельная угроза дому Ланкастеров

Часть 11-я. Сражение при Уэйкфилде: крах Ричарда Плантагенета

Часть 12-я. Стремительное воскрешение Белой розы

Часть 13-я. Вторая битва при Сент-Олбансе: звёздный час королевы Маргарет

Часть 14-я. Два короля в одном Английском королевстве

Часть 15-я. Генрих VI vs Эдуард IV: молодость, инициатива и отвага вне конкуренции

Часть 16-я. Сражение при Таутоне: расстановка сил и дуэль лучников

Часть 17-я. Сражение при Таутоне: кульминация междоусобной бойни

Часть 18-я. «Боже, храни короля Эдуарда четвёртого своего имени!»

Часть 19-я. Несломленная Маргарита Анжуйская: не отступать и не сдаваться!

Часть 20-я. Назревающий раскол в стане победителей

Часть 21-я. Ричард Невилл никому не прощает обид

Часть 22-я. Большая игра графа Уорика. Мятеж

Часть 23-я. Большая игра графа Уорика. Под знамёнами Алой розы

Часть 24-я. Большая игра графа Уорика. Недолгий триумф и новые трудности

Часть 25-я. Схватка титанов: Эдуард IV против «Делателя королей»

Часть 26-я. Момент истины: сражение при Тьюксбери

Часть 27-я. Конец Ланкастерской династии

Часть 28-я. Хроники правления Эдуарда IV: большая политика и разлад в доме Йорков

Часть 29-я. Хроники правления Эдуарда IV: внезапная смерть во цвете лет

Часть 30-я. Зловещая легенда о Ричарде Глостере. Рождение «монстра» и его настоящий облик

Часть 31-я. Подлинная биография Ричарда Глостера. Короткое тревожное детство и раннее взросление

Часть 32-я. Подлинная биография Ричарда Глостера. Возмужание

Часть 33-я. Заговор королевы Элизабет

Часть 34-я. Ответный ход герцога Глостерского

Часть 35-я. У Лорда-протектора всё контролем

Часть 36-я. В борьбе за трон все средства хороши

Часть 37-я. Впечатляющий «блицкриг» соискателя английской короны

Часть 38-я. Хроники правления Ричарда III. Исполнение заветных желаний

Часть 39-я. Хроники правления Ричарда III. Да воздастся каждому по делам его…

Часть 40-я. Хроники правления Ричарда III. Сумерки узурпатора

Часть 41-я. Зловещая легенда о Ричарде III. Убийца «принцев в Тауэре»

Часть 42-я. «Тёмная лошадка» Генрих Тюдор

Часть 43-я. Шах королю Белой Розы

Часть 44-я. Утро на Босвортском поле: ставки больше, чем жизнь

Часть 45-я. Битва при Босворте: погребальный закат династии Йорков

Часть 46-я. Игра престолов завершена или торжество Тюдоровской розы

Часть 47-я. Эпилог

Все изображения, использованные в данной публикации, взяты из открытых источников яндекс картинки https://yandex.ru/images/ и принадлежат их авторам. Все ссылки, выделенные синим курсивом, кликабельны.

Всем, кто полностью прочитал публикацию, большое спасибо! Отдельная благодарность всем, кто оценил материал, изложенный автором! Если Вы хотите высказать свою точку зрения, дополнить или опровергнуть представленную информацию, воспользуйтесь комментариями. Автор также выражает искреннюю признательность всем, кто своими дополнениями, комментариями, информативными сообщениями, конструктивными уточнениями, замечаниями и поправками способствует улучшению качества и исторической достоверности публикаций.

Если Вам понравилась публикация, и Вы интересуетесь данной тематикой, а также увлекаетесь всем, что связано с военной историей, то подписывайтесь на мой канал! Всем удачи, здоровья и отличного настроения!

ДЛЯ ПРОСМОТРА ПЕРЕЧНЯ ВСЕХ ПУБЛИКАЦИЙ КАНАЛА И БЫСТРОГО ПОИСКА ИНТЕРЕСУЮЩЕЙ ВАС ИНФОРМАЦИИ УДОБНЕЕ ВСЕГО ВОСПОЛЬЗОВАТЬСЯ ПУТЕВОДИТЕЛЕМ-НАВИГАТОРОМ (ПРОСТО НАЖМИТЕ НА ЭТУ ССЫЛКУ)

Wiki




Инсайды

Опасный ночной дрифтер Липецка: За пределами закона на площади Победы
Он «повенчал» джаз, фанк и рок. Билли Кобэм — мастер ритма и суперзвезда джаза
«Мама меня не рожала?» У сестёр-близняшек не оказалось общего ДНК
Убивать можно в двух случаях. По каким правилам живут воры в законе
4 знака зодиака, которые всегда выбирают большую дорогу

Contact

Contact us: [email protected]

Вы думали, что вы знаете всё о новостях? Подумайте еще раз! Сайт "Журналистский контроль" готов перевернуть ваше представление о медиаиндустрии. Готовы ли вы к правде? "Журналистский контроль" - это не просто еще один новостной сайт. Это мощный инструмент, который ставит ваше право на информированность в центр внимания. Здесь вы не найдете скучные статьи и поверхностные новости. "Журналистский контроль" предлагает вам глубокие исследования, расследования и точные аналитические обзоры.