Search

Кража сарматского золота. Малоизвестное музейное ограбление в СССР 2024-06-16 21:33:44

Присваивать преступлениям рейтинги — занятие бессмысленное. А ранжировать музейные кражи по степени ценности похищенного бессмысленно вдвойне. Любое ограбление музея можно назвать "кражей века", ведь представленные там сокровища порой не имеют материальной ценности. Никому и в голову не придет исчислять в денежном эквиваленте экспонаты, представляющие огромное значение для мировой культуры.

На дилетантский вопрос посетителя: "а сколько это стоит?" от музейного работника последует категоричный ответ: "бесценно". Именно так и сказала сотрудница Ростовского краеведческого музея в 1972 году, когда к ней обратился хулиганистого вида молодой человек, внимательно разглядывавший витрину с золотыми бляшками.

Впрочем, бляшками они были только для него. А на самом деле за стеклом музейного шкафа лежали фалары — бесценные древности сарматского времени (II век до нашей эры). Еще в 1962 году ленинградские археологи в Новочеркасске на территории института виноградарства и виноделия раскопали два кургана. Один из них принадлежал племенам бронзовой эпохи и его содержимое не представляло особой ценности. А вот второй хранил в себе нечто необыкновенное.

Он оказался погребением сарматского вождя, и, что самое главное, за прошедшие века его не разграбили. Среди оружия, доспехов и утвари обнаружились круглые золотые бляхи. Это были фалары — диски, которые украшали сбрую коня степного военачальника. Сделаны они были из серебра, но обернуты в тонкое листовое золото с фигурным тиснением. На фаларах красовались головы зверей, инкрустированные бирюзой и гранатами.

В научном мире эта находка моментально стала сенсацией — ничего подобного прежде археологам обнаружить не удавалось. На уникальные артефакты сразу стал претендовать Эрмитаж, тем более что и раскопали курган именно ленинградские археологи. Но тогдашний министр культуры Екатерина Фурцева распорядилась по-своему — отдала сарматское золото Ростовскому областному краеведческому музею. Там оно и хранилось в стеклянной витрине исторического зала.

В четыре часа ночи 1 июля 1972 года в отделении ростовской милиции раздался звонок:

— Это из краеведческого музея. Мазуренко моя фамилия, заместитель директора. У нас кража.

— Что именно украли? — бесстрастно уточнил дежурный.

— Фалары. Это древние украшения из золота. Им цены нет.

Уже через 15 минут около музея стояло несколько милицейских машин. А когда узнали, что похищенное сарматское золото — ценнейший экспонат в масштабах страны, на улице Энгельса стало не протолкнуться от машин высоких начальников. Немедленно подключились спецы из КГБ, ведь украденное представляло собой общенациональное достояние и запросто могло утечь за границу. Фалары — это вам не картины. Диски диаметром 15 сантиметров можно запросто провезти, не привлекая к себе внимания.

И как же хранилось бесценное для культуры сокровище, что его смогли украсть посреди ночи, не оставив при этом следов? Отвратительно оно хранилось. Во-первых, на музейных окнах не было решеток, хотя по правилам залы, где выставлены экспонаты из золота, должны быть оборудованы решетками на окнах. Но директор музея заявил, что это культурное заведение, а не тюрьма, и запретил уродовать окна старинного особняка безобразными прутьями.

Во-вторых, сигнализация. Она имелась. Только вот выведен был звонок не на пульт милиции, а в каморку охраны на первом этаже. Там по классике сидела старушка божий одуванчик — вышедшая на пенсию музейная смотрительница. Когда около нее заверещал тревожный сигнал, она растерялась. И вместо того, чтобы звонить в милицию, позвонила заместителю директора. Пока тот спросонья сообразил что случилось, пока сообщил в отделение, пока опергруппа приехала, преступника и след простыл.

Проник в помещение музея он просто. С вечера по пожарной лестнице забрался на крышу соседнего дома, там спрятался на чердаке. Ночью перебрался на крышу музея. В начале четвертого ночи по веревочной лестнице спустился к нужному окну. Раскачавшись, выбил его ногой, и не обращая на сигнализацию, бросился к заветной витрине. Разбил ее, забрал фалары и был таков. На всё про всё у него ушло меньше пяти минут.

Дело по раскрытию кражи сарматского золота развернулось нешуточное. О нем доложили в Москву, подключились специалисты из МВД и их коллеги-комитетчики. Было ясно — действовали профессионалы, которые, без сомнения, знали ценность фаларов. К слову, она имела вполне материальную оболочку — номинальная стоимость украденных дисков составляла 500 000 рублей.

Был в этой истории и положительный момент — в СССР получить такую сумму в качестве платы за краденое было невозможно. Следовательно, стоит искать фалары на границе, так как заплатить за них мог только очень богатый западный коллекционер. Однако контроль в аэропортах и ж/д вокзалах результата не дал. Как и опрос известных органам ценителей антиквариата.

Существовала и вторая версия. Ее выдвинула лично Екатерина Фурцева, заподозрив тех самых ленинградских археологов. Мол, обиженные, что золото не досталось родному Эрмитажу, они решили действовать по принципу "так не доставайся же ты никому". Фалары украли, чтобы продать их за рубеж. Тем более у руководителя раскопок ученого Льва Клейна имелись там контакты. Эту версию активно разрабатывали сотрудники КГБ, однако придирчивые и дотошные допросы Клейна ни к чему не привели. А его сотрудники, когда к ним на раскопки в очередной раз пришли следователи, встретили тех транспарантом, сделанным из длинной полоски обоев: "Ну не брали мы вашего золота!"

Была и третья версия. Может это не организованная банда, а грабитель-одиночка, который работает на себя? В таком случае сарматское золото должно обязательно всплыть у ростовских скупщиков. Но все известные "золотые" воротилы как один божились, что в глаза не видели драгоценных фаларов. Да и слухи об ограблении музея в их среде распространились довольно быстро, так что связь с таким приметным сокровищем дорого бы им обошлась.

Правда, имелась некоторая зацепка. Один из барыг дал следователям наводку на двух неприметных старичков, постоянно ошивавшихся около ростовской золотой комиссионки. Расположившись рядом, они увлеченно играли в шахматы на лавочке, при этом зорко посматривая в открытые витрины магазина. С их позиции было хорошо видно граждан, пришедших сдавать свои золотые побрякушки. Старики буквально интуитивно угадывали, когда сдатчика не устраивала цена и тот уходил из магазина со своим золотом. Скупщики потом подходили к нему и аккуратно брали в оборот, предлагая другую цену.

Вот за этой "сладкой парочкой" и установили наблюдение оперативники. И не зря. По своим каналам они получили информацию, что к барыгам должен прийти особый клиент — какой-то молодой человек желает продать большую партию золота. А дальше всё было делом техники. Задержали и скупщика, и его клиента.

Им оказался 23-летний Вася Антюшин, житель Батайска, образование семь классов, ранее судимый. Наказание он отбывал в Якутии, вышел по УДО, недолго проработал на прииске и вернулся домой, прихватив с собой 25 граммов чистейшего золотишка. Продал его знакомому ювелиру в Ростове, но деньги быстро кончились. И захотелось Василию еще золота.

Возвращаться в холодную Якутию был не резон, а тут как нельзя кстати в газете попалась статья о выставке в музее, где имеются золотые украшения каких-то там сарматов. Кто это такие, Вася не знал, как и не разбирался в их украшениях. Но золотые бляхи за стеклом заприметил сразу. На вопрос: "а сколько они стоят?", смотрительница категорично ответила "бесценно", чем и подписала сарматскому золоту приговор.

Ограбление прошло как по нотам. Придя домой, Антюшин отоспался, а потом пошел к тому самому знакомому ювелиру и одолжил у него бензиновую горелку. На окраине города у какого-то невзрачного болотца Василий разломал два больших и пять малых фаларов. Серебро и камни-минералы выбросил в воду, а золото переплавил в кустарные слитки. Потом по заказу вора ювелир выплавил из части слитков несколько золотых нательных крестиков Василию на продажу. Еще немного сарматского золота Антюшин от щедрот душевных подарил родственнику, чтобы тот вставил себе золотые зубы. А остальное собрался сбыть скупщику-старичку, рассчитывая получить 20 тысяч рублей.

А получил 15 лет лишения свободы. На суде Василий искренне недоумевал, за что ему дали такой громадный срок, а сотрудники музея называют его варваром и дикарем. Золото всё на месте. Да наделайте вы из него новых побрякушек и положите снова в витрину. Ну да, немного не хватает — вставил себе дядя Коля долгожданные зубы. Ну не "пятнашку" же за это тянуть, в самом деле!

Вот так закончилось это ограбление. Кто-то может возразить, что никакое оно не крупное, были в истории криминалистики музейные хищения и гораздо значительнее. Да, были. В 1927 году из Музея изящных искусств имени Пушкина в Москве пропали пять картин огромной ценности. В 1965 году из него же украли картину фламандского художника Халса "Святой Лука". Но эти хищения были раскрыты, а украденное вернулось на свое место. А вот в случае сарматского золота ценности утрачены навсегда. Это обстоятельство и отличает ростовскую кражу, делая ее настоящим "ограблением века".

В мировой истории были подобные случаи. В 2005 году в Британии украли бронзовую скульптуру, считавшуюся национальным достоянием и стоившую 5 миллионов долларов. Ее так и не нашли, и по слухам преступники просто продали фигуру на цветмет. Про этот и другие случаи утраченных ценностей в следующей статье

Wiki




Инсайды

Опасный ночной дрифтер Липецка: За пределами закона на площади Победы
Он «повенчал» джаз, фанк и рок. Билли Кобэм — мастер ритма и суперзвезда джаза
«Мама меня не рожала?» У сестёр-близняшек не оказалось общего ДНК
Убивать можно в двух случаях. По каким правилам живут воры в законе
4 знака зодиака, которые всегда выбирают большую дорогу

Contact

Contact us: [email protected]

Вы думали, что вы знаете всё о новостях? Подумайте еще раз! Сайт "Журналистский контроль" готов перевернуть ваше представление о медиаиндустрии. Готовы ли вы к правде? "Журналистский контроль" - это не просто еще один новостной сайт. Это мощный инструмент, который ставит ваше право на информированность в центр внимания. Здесь вы не найдете скучные статьи и поверхностные новости. "Журналистский контроль" предлагает вам глубокие исследования, расследования и точные аналитические обзоры.