Search

Войны Роз. Часть 22-я. Большая игра графа Уорика. Мятеж 2024-06-21 04:14:25

Продолжение. Предыдущую публикацию можно прочесть ЗДЕСЬ

Известия о тайной свадьбе брата Джорджа, а также об их союзе с Ричардом Невиллом и последующем марше вооруженных сторонников графа Уорика на Лондон застали Эдуарда IV врасплох. На тот момент он находился в Ноттингеме со своими телохранителями и несколькими сотнями воинов. Несколькими днями ранее король отправил для нейтрализации Робина из Редесдейла два отряда, которые возглавили Уильям Херберт (Герберт), 1-й граф Пембрук, и Хамфри Стаффорд, граф Девон.

Эдуард IV приказал своим военачальникам объединить силы и разгромить восставшие толпы до того, как мятежники начнут разорять владения южных графств, смущая умы местного населения, переманивая его представителей на свою сторону. Данное решение оказалось в корне ошибочным.

Во-первых, оба лорда испытывали друг к другу давнюю взаимную неприязнь. Во-вторых, король не назначил единого командующего, а потому ни один из новоявленных графов не желал подчиняться другому. В-третьих, как показали дальнейшие события, ни Херберт, ни Стаффорд не обладали талантами командиров даже «среднего разряда».

Едва соединившись, графы Пембрукский и Девонский тут же рассорились, дела полномочия главнокомандующего. Этот конфликт завершился тем, что лорды поделили королевскую рать поровну, после чего двигались отдельно на значительном расстоянии друг от друга. Делёж войска был произведён столь неумело, что практически все лучники оказались в отряде Хамфри Стаффорда, а артиллерия и большая часть обоза находились при Уильяме Херберте.

Робин из Редесдейла, под личиной которого скрывался опытный рыцарь сэр Джон Коньерс Хорнби – многолетний верный помощник графа Уорика, воспользовавшись разногласиями в стане противника, принял верное решение атаковать врага поодиночке. 26 июля 1469 года у селения Эджкот-Мур, расположенного близ Банбери (территория графства Нортхемптон), «Робин исправит всё» атаковал отряд графа Пембрука.

Сведений об этом сражении сохранилось крайне мало, все они обрывочные и противоречивые. Под началом Уильяма Херберта было порядка 2000‑3000 человек, приблизительно столько же воинов имелось у графа Девона, что разбил лагерь в нескольких милях от Эджкота. Точная численность воинства мятежников неизвестна. Предположительно Робин из Редесдейла вёл за собой около 4000-5000 вооружённых бойцов.

Первая же атака повстанцев увенчалась успехом. Отряд графа Пембрука был выбит с окраин Эджкоута. Лорд Херберт отступил, заняв сильную позицию на лесной опушке. Он отправил гонцов к Хамфри Стаффорду, прося его об оказании скорейшей помощи. Перед лицом общего врага и серьёзной опасности граф Девон, позабыв о давних разногласиях, поспешил со своими воинами к месту битвы.

Когда авангард лорда Стаффорда прибыл на поле боя, отряд Уильяма Херберта успешно отразил вторую атаку повстанцев. Казалось, что теперь объединенная королевская рать просто обязана сокрушить мятежные банды, утратившие своё численное преимущество. Однако пока графы совещались и спорили о том, как именно следует им действовать дальше, к «Робину исправит всё» подоспели значительные подкрепления.

Из текстов хроник неясно, кто привёл подкрепления – сам Ричард Невилл, герцог Кларенс или союзные им лорды. Известно, что к восставшим присоединились около 2000 воинов, на которых были ливреи с геральдической символикой дома Невиллов. Капитаны и простые воины, сражавшиеся за короля, увидев знамёна с изображением герба графа Уорика, решили, что он привёл всю свою многочисленную армию.

Войско Эдуарда IV охватила смятение, быстро переросшее в панику и последующее всеобщее отступление, превратившееся в повальное бегство. Робин из Редесдейла / сэр Джон Коньерс Хорнби пустился в преследование, задействовав прибывшую свежую кавалерию. Разгром королевской рати был полным. Хамфри Стаффорд успел скрыться, а вот Уильям Херберт и его братья – лорд Ричард Колбрук и сэр Джон попали в плен. На следующий день граф Уорик приказал всех троих пленников обезглавить.

Ричард Вудвилл, 1-й граф Риверс, и его второй сын Джон вели отряд на соединение с главными королевскими силами. Узнав о катастрофическом поражении при Эджкот-Мур, отец и брат королевы Элизабет поспешно отступили в Монмутшир (Южный Уэльс), где затворились в замке Чепстоу. Однако отсидеться за мощными стенами цитадели им не удалось. Валлийцы в большинстве своём с неприязнью относились к Эдуарду IV, его родственникам и «йоркистам» вообще, а потому палец о палец не ударили, чтобы оказать помощь или защитить графа Риверса и его отпрыска, когда за ними явились люди графа Уорика.

Ричард и Джон Вудвиллы были схвачены и доставлены в замок Кенилуорт. Ричард Невилл устроил над ними показательный процесс, приговорив обоих к отсечению головы за многочисленные злоупотребления, а также преступления против короны и народа Англии. 12 августа граф Риверс и Джон Вудвилл были публично обезглавлены.

Спустя пять дней в Бриджуотере (графство Сомерсет) был казнён Хамфри Стаффорд. Графа Девонского, спасшегося бегством после битвы при Эджкот-Муре, схватила разъяренная толпа сторонников графа Уорика. Лорд Стаффорд чудом избежал суда Линча, но от смерти это его всё равно не спасло. 17 августа при большом стечении народа графу Девонскому отрубили голову.

Таким образом, за три прошедшие недели Эдуард IV лишился самых преданных и надёжных своих сторонников, а также армии и вообще вооруженной поддержки. Король верил в свою счастливую звезду, а потому даже с несколькими сотнями воинов намеревался дать бой превосходящим силам врага. Вскоре монарху сообщили, что герцог Кларенс и граф Уорик приглашают его на встречу в Ковентри, чтобы обсудить и уладить разногласия.

Пока Эдуард IV лихорадочно соображал, как ему лучше поступить в данной ситуации, едва ли не половина его и без того мизерного отряда дезертировала. Через пару дней в городке Олни, расположенном близ Нортхемптона, правитель Англии был арестован людьми архиепископа Йоркского. На рассвете, лёжа в кровати, разбуженный шумом Эдуард IV, с удивлением и разочарованием узнал, что его стражники и телохранители обезврежены воинами Джорджа Невилла.

Младший брат графа Уорика, посвященный в сан архиепископа, на правах высшего иерарха английской церкви и «смиренного слуги монарха» долго и искренне заверял опешившего Эдуарда IV, что сторонники Ричарда Невилла и герцога Кларенса являются «людьми добропорядочными и всецело преданными королю верноподданными». Народ английский любит и чтит своего короля, а потому хочет избавить своего любимого монарха от пагубного влияния зловредного и алчного клана Вудвиллов – таким был основной посыл речи архиепископа Йоркского.

Эдуарду IV позволили умыться, одеться и позавтракать, после чего в сопровождении почётного эскорта (де-факто усиленного конвоя) «препроводили исключительно в целях соблюдения личной безопасности и неприкосновенности» в замок Уорик. В своём родовом гнезде Ричард Невилл и его протеже – герцог Кларенс заверили короля в своей исключительной преданности и верности. Вскоре Эдуарду IV сообщили, что опять-таки в целях обеспечения его собственной безопасности, он «переезжает» в замок Миддлхэм, расположенный в Йоркшире.

В третий раз за последние четырнадцать лет правитель Английского королевства оказывался в плену у своих «верноподданных», которые называли арест «необходимым препровождением монарха в безопасное место», конвой именовали «почётным эскортом», а содержание под стражей заменяли формулировкой «временным проживанием на правах почётнейшего гостя».

За всеми тремя процедурами пленения королей (ранее дважды это случалось с Генрихом VI – в мае 1455 и в июне 1460 гг.[1]) и последующего их содержания под усиленным надзором стояла фигура графа Уорика. Как известно, в историю Ричард Невилл вошёл под прозвищем «Делатель королей». По мнению автора публикации, Уорика можно также вполне смело назвать и «Пленителем королей».

Итак, всего за полтора месяца с момента своего знаменательного возвращения из Кале «великий комбинатор» и «серый кардинал» Ричард Невилл без особых усилий и лишнего кровопролития вернул себе всю полноту власти, могущества, прежнего авторитета, а главное он восстановил и даже преумножил степень собственного влияния на государственные дела. Оба короля находились в его руках: и низложенный Генрих VI, томившийся по-прежнему в застенках Тауэра, и ныне правящий правитель – Эдуард IV.

Казалось бы, одержана очередная блестящая победа, и наступил тот самый триумфальный долгожданный момент вознесения к заоблачным вершинам власти! Но, увы… Как очень быстро выяснилось, захватить бразды правления «старой доброй Англией» в нестабильную, противоречивую и непредсказуемую эпоху «Войн Роз» гораздо легче, чем удержать узурпированную власть, и ещё сложнее этой властью пользоваться по собственному усмотрению.

Заставить Эдуарда IV угрозами или силой отречься от короны не представлялось возможным. Монарх был далеко не из робкого десятка. Предъявить ему какие-либо особо тяжкие обвинения, за которые можно было бы низложить ныне действующего правителя Англии, граф Уорик не мог, поскольку Эдуард IV не совершал преступлений, грозивших потерей трона.

Да, государь окружил себя «дурными советчиками», к мнению которых прислушивался и потакал. Да, он возвысил алчный клан Вудвиллов, раздав им множество титулов, привилегий и престижных должностей. Но точно также поступали практически все предыдущие английские монархи. Эдуард IV практически сразу после своего ареста выразил полную готовность избавиться от «зловредных стяжателей» из своего ближнего окружения, а также заменить «плохих» вельмож на «хороших». Король был готов на первом же заседании Парламента или на первом судебном слушании признать свои прежние ошибки и дать слово, что быстро их исправит.

Главные мздоимцы, казнокрады, беспринципные лорды, систематически нарушавшие законы и попиравшие их, коррупционеры, «феодалы-беспредельщики» и прочие зарвавшиеся новоявленные аристократы и олигархи, на которых возлагалась главная вина и ответственность за нестабильность внутри Англии и многие потрясения, были уже мертвы.

Дальнейшее пребывание Эдуарда IV под стражей теряло смысл. Выражаясь термином современной юриспруденции, уголовное преследование короля следовало прекратить за смертью (гибелью и казнью) главных обвиняемых и подозреваемых. Кроме того, как неожиданно выяснилось, у монарха оказалось гораздо больше сторонников и приверженцев среди всех слоёв населения, чем казалось первоначально. В свою очередь, общее количество врагов, недругов и завистников у Ричарда Невилла оказалось значительно больше, чем он ожидал.

Никто, за исключением пары-тройки лордов, с которыми граф Уорик состоял в родстве, не собирался наделять его особыми полномочиями. Вопрос о назначении Ричарда Невилла лордом-протектором Англии парламентарии и участники Королевского совета на повестку дня не ставили. Не сработал и план по передачи короны герцогу Кларенсу. Среднего брата Эдуарда IV при дворе и в обществе откровенно не любили и не уважали, что было вполне справедливо и логично.

В свои неполные двадцать лет Джордж Йорк не имел в своём послужном списке ни одного, даже самого маленького «плюсика». В битвах он участия не принимал, к участию в управлении государством его не допускали. Среди высшего света герцог Кларенс имел репутацию капризного и ветреного юнца, не имевшего своего собственного твёрдого мнения, подающегося чужому (часто дурному) влиянию.

Несостоявшийся претендент на английский трон был обидчив, ленив, злопамятен, завистлив. Ни интеллектом, ни статью, ни изящными манерами он также не отличался. Бесперспективный тщеславный и праздный юноша с непомерно гипертрофированными монаршими амбициями никого не устраивал в качестве нового короля. Ни лорды, ни простой народ поддерживать его призрачные и лишенные шансов на успех притязания на трон не желали, а воевать за интересы герцога Кларенса и подавно не собирались.

Все главные нелицеприятные аспекты тупиковой ситуации, в которой оказался Ричард Невилл в начале сентября 1469 года, в своём комментарии приводит Питер Акройд – известный британский писатель, автор семитомного труда по истории Англии: «Теперь Уорик контролировал и страну, и короля. Но он ничего не мог поделать ни с государством, ни с монархом. Граф был фактическим правителем страны, но ему не хватало легитимности и морального авторитета.

Едва ли он мог править от имени короля, если содержал его в качестве пленника в замке. Королевский Совет принимал указания Уорика весьма неохотно, а упущения в национальных делах вызывали на местах вспышки насилия и восстания. Вновь великие семьи королевства безжалостно убивали друг друга. От этого было только одно средство – освободить короля из заключения и позволить ему восстановить свою власть»[2].

Пока граф Уорик обдумывал свою дальнейшую тактику действий, в северных графствах вновь вспыхнуло восстание. Зачинщиками его стали недавние участники мятежа Робина из Редесдейла. Им не дали возможности разжиться грабежами в южных графствах, а главное – так и не избавили от произвола местных лордов. К повстанцам повсеместно примыкали сторонники дома Ланкастеров, находившиеся в глубоком подполье последние годы. Вскоре на территории Шотландской марки восстание поднял барон Хамфри Невилл – дальний родственник графа Уорика, изначально сражавшийся на стороне партии Алой розы.

Ричард Невилл объявил сбор войска, намереваясь разделаться с мятежниками, пока они не объединились, а бунты и восстания не распространились за переделы Севера. Однако столичные лорды и представители знати южных графств саботировали инициативу графа Уорика, отказавшись выступать в поход под его началом. При этом графы, бароны и даже простые сквайры заявили, что охотно последуют на войну с бунтовщиками, если армию возглавит лично Эдуард IV.

Теперь у Уорика не оставалось иного выхода, как освободить короля из-под ареста. После длительных предварительных переговоров, подробности которых остались неизвестны, законный правитель Англии из династии Йорков вышел на свободу. Анонимный автор «Кройлендской хроники» сообщает лишь о том, чем в конечном итоге завершилась эпопея с пленением Эдуарда IV:

«…начались бесконечные обмены посланиями и гонцами между королем и недовольными представителями знати. В конце концов, был созван Большой совет всех пэров королевства, и в установленный день в Большую палату Парламента явились герцог Кларенс, граф Уорик и их союзники, и обе стороны договорились мирно и окончательно предать забвению все взаимные обиды. Но, видимо, одну из сторон слишком глубоко задело явное неуважение к Его Величеству и нанесенные оскорбления, другая же "ощущала себя способной на дерзкие и отважные поступки"»[3].

Со стороны неискушённым обывателям могло показаться, что досадный и во многом непонятный эпизод с арестом короля остался в прошлом. Эдуард IV публично назвал графа Уорика, герцога Кларенса и архиепископа Йоркского «своими самыми преданными и верными соратниками, которые неустанно пекутся о процветании Англии». В ответ «мятежное трио», бесконечно рассыпаясь в комплементах и раскланиваясь перед монархом, заверяло его в своих самых искренних верноподданнических чувствах, стремлениях и благих намерениях, которыми они руководствовались в ходе недавних событий.

Эдуард IV подавил все очаги недовольства, мятежа и разбойничьей вольности, усмирив Север без привлечения к походу графа Уорика и своего незадачливого брата Джорджа. 29 сентября предводители бунтовщиков – лорды Хамфри и Чарльз Невиллы были обезглавлены. В северных графствах и Шотландской марке воцарились тишина и порядок. Реноме и прежний авторитет монарха были восстановлены.

По возвращению в Лондон, король, как и обещал, произвел кадровые перестановки. Должность Лорда-казначея получил Уильям Грей, епископ Эли и канцлер Оксфордского университета. Ричард Йорк – младший брат Эдуарда IV, целиком и полностью поддержавший государя и решительно осудивший действия графа Уорика и герцога Кларенса, занял пост Верховного лорда-констебля. Герцог Глостер также стал верховным судьей и наместником Южного Уэльса.

Ни Ричард Невилл, ни герцог Кларенс не получили никаких даже чисто символических должностей при дворе. Для них также не нашлось места в составе Королевского совета. Вскоре для недавних заговорщиков прозвенел первый тревожный звоночек. 1 марта 1470 года из Тауэра вышел 20-летний Генри Перси. Лишенный отцовского титула юноша принёс клятву верности Эдуарду IV, навсегда отрёкшись от каких-либо контактов с представителями дома Ланкастеров.

Эдуард IV простил своего недавнего противника, официально объявив его полностью амнистированным. Генри Перси был возвращён титул 4-го графа Нортумберленда, а также все прежние отцовские поместья, имущество и права. Как известно, титул графа Нортумберлендского до той поры принадлежал Джону Невиллу – младшему брату графа Уорика.

За то, что Джон Невилл не воспрепятствовал продвижению по своим владениям восставших отрядов Робина из Редесдейла, а также не пришёл на помощь королю, как того требовали долг вассала и клятва верности, он был лишён достоинства графа Нортумберленда. Взамен «разжалованный» лорд получил титул маркиза (виконта) де Монтегю. Данный титул был номинальным, поскольку к нему не прилагались какие-либо земельные наделы и недвижимость.

Герцог Кларенс и граф Уорик отчётливо поняли, что очень скоро Эдуард IV под каким-нибудь благовидным и вполне законным предлогом начнёт постепенно сводить счёты и с ними. Для опальных смутьянов оставался только один выход – нанести превентивный удар, используя прежнюю тактику закулисных интриг и заговоров. Первым делом Ричард Невилл вступил в тайный союз с бароном Робертом Уэллсом – давним сторонником дома Ланкастеров и активным участником восстания Робина из Редесдейла.

С января 1470 года в графстве Линкольншир не утихали волнения, вызванные реквизициями, которые проводились по приказу королевских чиновников и местного лендлорда. Лорд Уэллс воспользовался ситуацией, превратив разрозненные выступления и возмущения в массовые беспорядки, возглавив вооруженные отряды наиболее непримиримых линкольнширцев.

Однако прежде чем граф Уорик и Роберт Уэллс сумели договориться о координации своих действий и объединиться, энергичный Эдуард IV со своим войском выступил в поход. 12 марта в битве при Эмпингеме (территория графства Ратлендшир) королевская рать сокрушила мятежное воинство. Чтобы обратить противника во всеобщее и паническое бегство, артиллеристам Эдуарда IV хватило одного дружного и прицельного залпа.

Попав под свинцовую дробь и ядра, повстанцы мгновенно утратили весь свой боевой настрой и воинственность, кинувшись прочь с поля битвы. Чтобы легче было улепётывать от преследования, вояки-бунтовщики на ходу сбрасывали с себя доспехи, кожаные куртки с металлическими пластинами и ливреи, на которых красовались геральдические знаки дома Уэллсов. Позже это скоротечное сражение, завершившееся массовым паническим бегством повстанцев, получило название – «Битва на поле брошенных курток».

Перед казнью Роберт Уэллс, взятый в плен и допрошенный с пристрастием, признал, что действовал по указке графа Уорика – главного зачинщика и подстрекателя мятежа, который до сих пор не отказался от намерения короновать Джорджа Йорка, герцога Кларенса. Впрочем, и без обличительных показаний подельника вина Ричарда Невилла была очевидной. Дело в том, что перед самым началом «Битвы на поле брошенных курток» воины лорда Уэллса в качестве боевого клича скандировали, потрясая своим оружием, два имени: «За Уорика! За Кларенса!» Эти крики слышали все, кто сражался на стороне короля.

Имея на руках неопровержимые доказательства измены и подстрекательства к мятежу против законного монарха своего, Эдуард IV объявил 24 марта графа Уорика и герцога Кларенса предателями, изменниками и государственными преступниками. За их поимку была назначена высокая награда. Ричард Невилл и Джордж Йорк поспешно бежали на север, временно найдя пристанище в Честерфилде.

Не доверяя никому столь важное и ответственное дело, король сам во главе кавалерийского мобильного отряда бросился в погоню за своим бывшим ближайшим другом и соратником, а также за непутёвым братом-ренегатом. Понимая, что рано или поздно, но их непременно отыщут и схватят, объявленные вне закона мятежники перебрались в Манчестер, а затем в Дартмут. Там они купили несколько быстроходных кораблей, отплыв со своими немногочисленными приверженцами в направлении Кале.

Эдуард IV предугадал намерения беглецов, а потому заранее направил гонца к лорду Джону Уэнлоку – коменданту Кале, строжайше приказав ему преступников в город не пускать и предпринять все меры к их задержанию. Барон Уэнлок был давним другом и боевым товарищем графа Уорика, однако, он не посмел ослушаться королевского приказа. Ричард Невилл, поняв, что в Кале ему путь заказан, в ярости приказал обстрелять из пушек порт, а затем повернул свою маленькую флотилию к берегам Нормандии.

За несколько дней плавания по водам Ла-Манша граф Уорик и герцог Кларенс весьма поднаторели в рейдерском ремесле. Они атаковали, взяв на абордаж, несколько английских и фламандских купеческих кораблей, захватив весь груз и товары, а команды безжалостно выбросив в море. Наконец, 6 мая 1470 года высокопоставленные английские гости, которых на родине ожидали плаха и остро заточенный топор, сошли на французский берег в Арфлёре.

[1] - поимку Генриха VI в июне 1465 года в Абингдонском монастыре не следует рассматривать как пленение монарха, поскольку на тот момент он официальным актом Парламента был отрешён от верховной власти и лишён королевского статуса.

[2] - Акройд П. История Англии. Основание: От самых начал до эпохи Тюдоров / Пер. с англ. В. В. Краснянской. – М.: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2020. С. 524-525.

[3] - Ландер Д. Р. Войны Роз / Пер. с англ. А. А. Кралиной. – СПб.: Филол. факультет СПбГУ; Нестор-История, 2013. С. 139.

ПОЛНОСТЬЮ ЦИКЛ ПУБЛИКАЦИЙ «Войны Роз» МОНЖО ПРОЧЕСТЬ ЗДЕСЬ:

Часть 1-я. Ланкастеры начинают игру престолов

Часть 2-я. Нарастающий кризис правящей династии

Часть 3-я. Бедный, бедный Генрих VI…

Часть 4-я. Взлёты и падения Ричарда Йоркского

Часть 5-я. Первая битва при Сент-Олбансе

Часть 6-я. Развенчание укоренившихся стереотипов

Часть 7-я. Напряжённое затишье

Часть 8-я. Непредсказуемые зигзаги колеса фортуны

Часть 9-я. Победоносное возвращение изгнанников

Часть 10-я. Смертельная угроза дому Ланкастеров

Часть 11-я. Сражение при Уэйкфилде: крах Ричарда Плантагенета

Часть 12-я. Стремительное воскрешение Белой розы

Часть 13-я. Вторая битва при Сент-Олбансе: звёздный час королевы Маргарет

Часть 14-я. Два короля в одном Английском королевстве

Часть 15-я. Генрих VI vs Эдуард IV: молодость, инициатива и отвага вне конкуренции

Часть 16-я. Сражение при Таутоне: расстановка сил и дуэль лучников

Часть 17-я. Сражение при Таутоне: кульминация междоусобной бойни

Часть 18-я. «Боже, храни короля Эдуарда четвёртого своего имени!»

Часть 19-я. Несломленная Маргарита Анжуйская: не отступать и не сдаваться!

Часть 20-я. Назревающий раскол в стане победителей

Часть 21-я. Ричард Невилл никому не прощает обид

Часть 22-я. Большая игра графа Уорика. Мятеж

Часть 23-я. Большая игра графа Уорика. Под знамёнами Алой розы

Часть 24-я. Большая игра графа Уорика. Недолгий триумф и новые трудности

Часть 25-я. Схватка титанов: Эдуард IV против «Делателя королей»

Часть 26-я. Момент истины: сражение при Тьюксбери

Часть 27-я. Конец Ланкастерской династии

Часть 28-я. Хроники правления Эдуарда IV: большая политика и разлад в доме Йорков

Часть 29-я. Хроники правления Эдуарда IV: внезапная смерть во цвете лет

Часть 30-я. Зловещая легенда о Ричарде Глостере. Рождение «монстра» и его настоящий облик

Часть 31-я. Подлинная биография Ричарда Глостера. Короткое тревожное детство и раннее взросление

Часть 32-я. Подлинная биография Ричарда Глостера. Возмужание

Часть 33-я. Заговор королевы Элизабет

Часть 34-я. Ответный ход герцога Глостерского

Часть 35-я. У Лорда-протектора всё контролем

Часть 36-я. В борьбе за трон все средства хороши

Часть 37-я. Впечатляющий «блицкриг» соискателя английской короны

Часть 38-я. Хроники правления Ричарда III. Исполнение заветных желаний

Часть 39-я. Хроники правления Ричарда III. Да воздастся каждому по делам его…

Часть 40-я. Хроники правления Ричарда III. Сумерки узурпатора

Часть 41-я. Зловещая легенда о Ричарде III. Убийца «принцев в Тауэре»

Часть 42-я. «Тёмная лошадка» Генрих Тюдор

Часть 43-я. Шах королю Белой Розы

Часть 44-я. Утро на Босвортском поле: ставки больше, чем жизнь

Часть 45-я. Битва при Босворте: погребальный закат династии Йорков

Часть 46-я. Игра престолов завершена или торжество Тюдоровской розы

Часть 47-я. Эпилог

Все изображения, использованные в данной публикации, взяты из открытых источников яндекс картинки https://yandex.ru/images/ и принадлежат их авторам. Все ссылки, выделенные синим курсивом, кликабельны.

Всем, кто полностью прочитал публикацию, большое спасибо! Отдельная благодарность всем, кто оценил материал, изложенный автором! Если Вы хотите высказать свою точку зрения, дополнить или опровергнуть представленную информацию, воспользуйтесь комментариями. Автор также выражает искреннюю признательность всем, кто своими дополнениями, комментариями, информативными сообщениями, конструктивными уточнениями, замечаниями и поправками способствует улучшению качества и исторической достоверности публикаций.

Если Вам понравилась публикация, и Вы интересуетесь данной тематикой, а также увлекаетесь всем, что связано с военной историей, то подписывайтесь на мой канал! Всем удачи, здоровья и отличного настроения!

ДЛЯ ПРОСМОТРА ПЕРЕЧНЯ ВСЕХ ПУБЛИКАЦИЙ КАНАЛА И БЫСТРОГО ПОИСКА ИНТЕРЕСУЮЩЕЙ ВАС ИНФОРМАЦИИ УДОБНЕЕ ВСЕГО ВОСПОЛЬЗОВАТЬСЯ ПУТЕВОДИТЕЛЕМ-НАВИГАТОРОМ (ПРОСТО НАЖМИТЕ НА ЭТУ ССЫЛКУ)

Wiki




Инсайды

В Тамбовской области после атаки беспилотника загорелась нефтебаза
Кинопоиск раскрыл высокие гонорары звезд российского кино
Языки любви: какие бывают способы проявления чувств?
Павел Бадыров. Биография и компромат
Инсайд. Фармолигархи хотят поставить выпуск дженериков на поток

Contact

Contact us: [email protected]

Вы думали, что вы знаете всё о новостях? Подумайте еще раз! Сайт "Журналистский контроль" готов перевернуть ваше представление о медиаиндустрии. Готовы ли вы к правде? "Журналистский контроль" - это не просто еще один новостной сайт. Это мощный инструмент, который ставит ваше право на информированность в центр внимания. Здесь вы не найдете скучные статьи и поверхностные новости. "Журналистский контроль" предлагает вам глубокие исследования, расследования и точные аналитические обзоры.